Конференция iPromo, которая будет проходить в Киеве 1 ноября, отличается несколькими приятными особенностями.

Во-первых, ее организаторы — компания «Ашманов и партнеры Украина». Во-вторых, там будут выступать с практическими докладами только признанные эксперты — сам Игорь Ашманов, чья книга по продвижению сайтов входит в двадцатку самых читаемых деловых бестселлеров по версии журнала «Коммерсант»; главный юзабилист СНГ Дмитрий Сатин; основатель украинской игровой студии, успешно проданной западному издателю Тарас Тарасов и президент компаний Imena.ua и Mirohost Александр Яковлевич Ольшанский, человек с 14-летним опытом — как в бизнесе, так и в интернет-технологиях.

Александр Яковлевич часто выступает с образовательными лекциями, в которых объясняет — почему интернет это уже не просто модная игрушка, а самая настоящая необходимость для предпринимателей. Часть своих мыслей он изложил нам в небольшом интервью.

— Ваш доклад на iPromo называется «О новых реалиях ведения традиционного бизнеса в Украине в контексте проникновения интернета в жизнь потребителей». Можете вкратце рассказать, какие это реалии, и почему они новые?

Смотря для кого. Для профессионалов они, наверное, не новые. Но для большинства бизнесменов в Украине происходит переход к новому состоянию, когда вы не можете вести оффлайновый бизнес без поддержки интернета.

Это обусловлено, в первую очередь, очень важным событием — тем, что где-то в конце прошлого года и в начале этого примерно 30% взрослого населения Украины оказались пользователями интернета.

Мировой опыт говорит о том, что это переломный момент. Дальше события развиваются как цепная реакция, лавинообразно. Люди в своих решениях, связанных с приобретением чего-либо, все больше начинают опираться на Сеть, начиная с момента покупки и заканчивая выбором самого предмета покупки. Они пользуются отзывами, обзорами и так далее.

Мы уже публиковали эту фотографию полгода назад, но все равно она очень красноречива.

Что уж там говорить о взрослом поколении; даже сам Алексадр Яковлевич в одном из своих интервью признается, что его ребенок не помнит жизни без интернета. А очень скоро дети подрастут и станут полноценными потребителями. И будут советовать родителям — что покупать, потому что «Там дешевле и отзывы лучше».

Влияние Сети в процессе совершения каких-либо экономических транзакций начинает очень быстро расти.

Что касается новых реалий — я имею ввиду некие отличия интернета от оффлайна. Есть фундаментальная разница в поведении людей в интернете и оффлайне. В оффлайне существует естественный трафик. Если вы открыли ларек, то мимо него будут ходить люди и образуется естественный трафик людей, которые смогут посмотреть на ваш ларек и что-нибудь у вас купить.

В интернете же естественного трафика не существует. И если вы открыли сайт и никто об этом не знает — то никто об этом и не узнает. Из этого простого факта есть масса неочевидных следствий, которые большинству людей совершенно непонятны. Об этом мой доклад.

— Каким сферам бизнеса это должно быть интересно?

На мой взгляд, сегодня стоит говорить о том, что практически любой бизнес в пределах года-двух соприкоснется с интернетом, как со средством ведения бизнеса. Поэтому, мне кажется, не существует сфер, которые не будут затронуты этим процессом.

Мой ответ — интересно должно быть всем.

— На конференции будет практический воркшоп по разработке стратегии интернет-маркетинга. Можете указать на самые частые ошибки, которые вы наблюдаете у переходящих в интернет бизнесов?

Не могу, потому что это все равно, что указывать среднюю температуру по больнице. Нельзя говорить о стандартных ошибках — не существует стандартных ситуаций. Можно говорить о стандартных или нестандартных процедурах, которые необходимо выполнить, чтобы избежать ошибок.

— Как быстро растет порог входа для интернет-бизнеса?

Здесь нужно определить термин — что такое интернет-бизнес. Есть бизнес, который преимущественно оффлайновый. Но он может выходить в Сеть. Для него порог входа не растет (мне даже кажется, что падает). Но существует очень большая рекламная инфляция.

Рекламная инфляция — это совсем другой процесс. Растет порог — сколько нужно потратить денег, чтобы получить определенный эффект именно на рекламе. Это не то же самое, что порог входа. Сегодня сделать хороший сайт дешевле, чем пять лет назад. Заказать услуги по продвижению тоже не дороже.

Другая часть этого вопроса — как быстро растет порог входа, если считать интернет-бизнес. Бизнес, у которого нет оффлайновой составляющей (или она мала), который изначально растет в сети. Типичный пример — электронная коммерция. Для такого бизнеса порог растет очень быстро. Конца этому процессу не видно. И будет расти еще на протяжении трех-четырех лет.

Это будет связано с насыщением аудитории. Когда пользователей станет 60-70% от взрослого населения, этот порог установится очень высоко и дальше расти не будет (или же очень-очень медленно).

Нужно понимать, что все события в этот промежуток — все кривые, связанные с ростом пользователей (как и сам рост) имеют S-образный вид. Медленно начинаются и медленно заканчиваются. Середина — это примерно между 30% и 60%. Мы десять лет шли до 30%, теперь мы очень быстро пройдем (три-четыре года) до 60%, и потом будем еще десять лет идти до 90%. И это касается всего, все так растет.

— На IGF говорили о том, что чем лучше в стране доступ к широкополосному интернету, тем выше доходы граждан. Благодаря чему?

На самом деле, это не так. Не знаю, о чем идет речь, или это было неправильно проинтерпретировано.

Тут можно говорить о другой вещи. Доступ к интернету связан с ростом ВВП. Но рост ВВП и доходы граждан — это разные вещи. ВВП, очевидно, растет с проникновением интернета, и не только широкополосного (просто в разной степени).

Рост ВВП обусловлен повышением эффективности людей, работников, компаний, эффективности принятия решений и так далее. Этот процесс похож на проникновение мобильной связи. Мобильный телефон сделал всех нас значительно более эффективными. За единицу времени мы способны принимать больше решений, и эти решения лучшего качества, потому что мы обладаем бОльшим количеством информации.

То же самое с интернетом. Это ведет к росту ВВП, Но прямой связи между ВВП и доходом граждан нет.

— В одном из своих выступлений вы рассказывали, что интернет нивелирует информационное неравенство между продавцом и покупателем. А какая-бизнес модель может существовать на информационном равенстве?

(Смеется.) Короткий ответ такой — любая бизнес-модель, НЕ основанная на информационном неравенстве.

Тяжело объять необъятное.

Многим людям кажется, что любой бизнес основан на информационном неравенстве. Что продавец и покупатель обладают разной информацией. Но на самом деле, это не так. Бизнес может существовать в условиях информационного равенства.

То есть, с более кооперативной моделью поведения они могут быть значительно более эффективными. Вы будете покупать лучшие товары, продукты, услуги благодаря тому, что обладаете бОльшей информацией о этих товарах и услугах.

Естественно, это несколько обостряет пирамиду распределения доходов между производителем качественной услуги и некачественной.

Если раньше производителю качественной услуги доставалось чуть-чуть больше, чем некачественной, а на то, чтобы о качестве услуги узнали люди, требовались иногда годы, то теперь на этот процесс часто затрачиваются минуты и разница в доходах у плохого и хорошего производителя или поставщика может быть более существенной. Это может стимулировать конкуренцию, что, в свою очередь, стимулирует эффективность.

Когда мы находимся в информационном равенстве, бизнес-модели более эффективны.

— Можете прокомментировать недавно принятый ВР законопроект о том, что электронные деньги могут эмитировать только банки под реальные гривны?

Это очень глубокая проблема. Я бы не хотел комментировать закон — это для пленума Верховного Суда.

Но я бы хотел сказать следующее. К сожалению, сегодня во многих сферах, в том числе, связанных с электронными деньгами, преобладает такой подход — как бы чего не вышло.

Никого не интересует развитие этой сферы, всех интересует «как бы не было чего-нибудь» — злоупотреблений этой сферы, не обманывали граждан в электронных магазинах, чтобы никто из эмитентов не убежал с деньгами людей. Это, конечно, очень важная функция, но не менее важно соблюдать баланс. Его необходимо сдвинуть как можно быстрее в сторону развития.

Как проще всего застраховаться от автомобильных аварий? Взять и запретить автомобиль.

Слишком перестраховываясь, мы можем ликвидировать как электронные деньги, так и электронную коммерцию внутри страны. Но от этого они не исчезнут во всем остальном мире. И мы начнем проигрывать. Ну и проигрыш этот будет чрезвычайно болезненным, потому что очень скоро мы начнем покупать продукты этих электронных денег за границей. Соответственно, платить туда комиссию и терять на этом торговый баланс.

К слову, интересное исследование про экономику Рунета за 2011-2012 год. Объем рынка, согласно РАЭК, составил 17.5 млрд долларов.

В большинстве европейских стран принят совсем другой подход. Там существуют ограниченные небанковские лицензии или лицензии третьего уровня на определенные виды операций — как, например, эмиссия электронных денег — которые выдаются и не-банковским организациям по определенным нормам. Но эти нормы в десятки и сотни раз менее жесткие, чем по отношению к банкам. Это позволяет этим сферам развиваться.

А всевозможный негатив рынок в достаточной степени нивелирует. Все из нас знают хороших продавцов и стараются покупать в хороших магазинах. Точно так же мы стараемся хранить деньги в хороших банках.

Это же могло произойти и с эмитентами электронных денег. Рынок в значительной степени способен отделять хороших от плохих. Даже в России ситуация существенно лучше, чем у нас. Они гораздо дальше идут по пути развития, чем мы. В России для эмиссии электронных денег не обязательно быть банком.

Уже сейчас на нашем рынке доминируют российские системы электронных платежей. И если мы дальше хотим, чтобы у нас доминировали чужие системы, мы можем дальше ограничивать их в Украине.

А если мы хотим иметь что-то свое, придется эту ситуацию смягчать.