28 сентября в Киевском колледже связи проходил IGF.ua (третий украинский форум по управлению интернетом, такие проводят по всему миру). Мероприятие обладает серьезной поддержкой — со стороны Интернет Ассоциации Украины, Украинского Союза промышленников и предпринимателей, Совета Европы и ряда других государственных и коммерческих ведомств.

Как рассказал в первом докладе Иван Петухов (вице-президент УСПП и президент провайдера Adamant), рынок связи на сегодняшний день — это 4.6% ВВП Украины. А объем телекоммуникационных услуг за январь-май 2012 составил 3.5 млрд гривен.

Из этих трех с половиной миллиардов, согласно исследованию UNESCO, 40% бюджетов ушло на разработку программного обеспечения, 17% — на разработку баз данных.

По словам И. Петухова, с каждыми 10% роста сферы информационно-коммуникационных технологий (далее — ИКТ) происходит рост валового внутреннего продукта на 1.3%. Это подтвердил в своем докладе представитель Intel Джон Роман, показавший на своих слайдах корреляцию между проникновением широкополосного интернета и уровнем дохода граждан в развитых европейских странах.

Интернет есть у 51% украинцев (19,9 млн человек), из них регулярных пользователей — 45%. А мобильной связью покрыта практически вся страна, уровень проникновения 121.8%, т.е. — практически у каждого человека по два мобильных телефона (InMind).

Развернутое интервью И. Петухова по поводу рынка связи газете «День»

При этом в Украине самые низкие в Европе цены на интернет. Выступавший позже поляк Яцек Гаевский из организации Internet Society (IS следит за популяризацией и развитием интернета в образовательных целях) рассказал, что платит в Варшаве двадцать долларов в месяц за 15 Мб входящего доступа и 2 Мб исходящего.

Проблемы внутренние

1. Главный тормоз — интернет в селах, регионах. Вернее, его отсутствие, как и образовательной программы.

2. Нет четкой стратегии развития информационного общества. Она подготовлена Союзом предпринимателей, но до сих пор не подписана. И неизвестно, как госорганы будут содействовать ее внедрению. Местные органы власти в городах ведут открытую борьбу с ИКТ-компаниями (саботируют подключение, заводят собственного провайдера и выдавливают конкурентов), а указы президента по сфере ИКТ не выполняются.

3. Электронное правительство пока ограничено только возможностью подать налоговую декларацию онлайн, до настоящей электронной демократии еще далеко (в первую очередь, это не в интересах вышеупомянутых местных органов власти).

4. Проталкивается «вредный» законопроект 10620 (налог на оборот провайдеров для развития кинематографии), а также предложение продавать сим-карточки только по паспорту.

5. Украина мало представлена в мировом интернете (мало украиноязычных ресурсов и контента).

Проблемы внешние

Одной из серьезных проблем — если не самой серьезной — была названа конференция Международного Союза Электросвязи в Дубае. По слухам, МСЭ хочет обговорить с представителями разных стран систему ограничений, благодаря которым каждая страна сможет устанавливать в «своем» интернете свои правила, тогда Сеть из большого свободного океана превратиться в десятки геополитических внутренних сетей.

Кроме того, МСЭ как будто рассматривает возможность заставить владельцев сайтов платить за трафик — это значит, если ваш сайт просматривают, вы обеспечиваете нагрузку на электросеть и должны за это платить.

Секретарь МСЭ И. Туре это отрицает:

«Регламент» не рассматривает вопросы управления Интернетом, однако нуждается в модернизации с учетом колоссальных изменений, которые произошли со времени его принятия.

Политика железного занавеса

По вопросу «внутреннего интернета» отдельно стоит упомянуть интересный доклад Леонида Тодорова (замдиректор Координационного центра доменов RU/РФ) о развитии российской политики кибербезопасности.

По словам Леонида, из россиян еще не выветрились пережитки империализма, и кое-кто до сих пор о нем мечтает. Благодаря этому люди в стране разделились на две категории: «славянофилы» и «западники».

Славянофилы верят в великую русскую необъяснимую душу и особенное значение русского народа в мировом пейзаже. Как писал Тютчев:

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

«Западники» настроены более реалистично или негативно — они считают, что Россия должна развиваться так же, как и остальные европейские страны, а нежелание работать не нужно оправдывать высокими материями. При этом «западников», при всей их критической настроенности, из России не выпускали (академика Сахарова, например).

В современной российской политике Леонид усматривает те самые славянофильские и империалистические мотивы. Например, противодействие американскому, по его словам, утверждено на самом высоком уровне.

Это нашло отражение в ранних предложениях по информационной безопасности РФ.

В 2000 году, по мнению чиновников, интернет нес в себе

  • «девальвацию духовных ценностей»
  • «снижение духовного, творческого и нравственного потенциала населения России»
  • «деятельность иностранных политических, экономических, военных, разведывательных и информационных структур, направленную против интересов Российской Федерации в информационной сфере».

(Прим.: о чем-то подобном (агенты влияния в интернете, оплаченные американским посольством) в 2011 году упоминал депутат Федоров в знаменитой радио-дискуссии с Навальным.)

В 2011 году в Конвенции об обеспечении международной информационной безопасности, подготовленной российскими экспертами, значились такие фразы: «целенаправленное деструктивное воздействие в информационном пространстве», «психологическая обработка населения» и так далее.

Чуть позже, на стыке 2011-2012 годов произошел некоторый перелом и был подготовлен еще один документ. По словам Леонида, там сформулированы уже более реальные задачи: расплывчатое «угроза духовности» заменили более конкретными «компьютерная атака», «компьютерная угроза», а также обозначили возможных союзников и практические методы по противодействию.