Алгоритм «Пингвин» — наверное, самое громкое нововведение Google за последние годы. Сайты, продвигавшиеся не тематическими ссылками, резко потеряли свои позиции.

Правда, их потеряли и вполне нормальные сайты. Что совсем не обрадовало их владельцев, особенно если интернет приносил им основной поток клиентов.

Сегодня паника немного стихла. Оптимизаторы перепробовали разные методы — от редиректа до нового сайта. Клиентские позиции понемногу возвращаются.

Хотя объяснить логику алгоритма довольно трудно, компания Авеб и наши коллеги — ведущие специалисты украинских seo-студий — готовы поделиться своим мнением о жизни после Пигвина. Прокомментировал опрос Сергей Кокшаров (Devaka).

* Мнение специалиста может не являться официальной позицией компании. В частности, это попросила указать компания Promodo.

Олег Гаврилюк первым ответил на наши вопросы. Остальные мнения мы выстроили в зависимости от того, кто раньше прислал ответ.

— Сильно ли ваша компания ощутила колебания и проседания проектов? Если можно, какой процент проектов пошел в плюс, какой в минус с 26.04.2012?

 

Олег Гаврилюк (Aweb): Колебания были у всех проектов. Из-за Пигвина существенно колебались примерно 25% сайтов. Вылетели вообще 13 штук. Мы их восстановили. В эту пятницу часть из них опять слетела.

 

Антон Воронюк (Web Promo): От Пингвина пострадало порядка 5-7% ведомых проектов. Процент небольшой, но основной негатив вносило то, что пострадали и проекты с очень качественной ссылочной массой и отличным уникальным контентом.

С Пингвином совпал ряд вещей, которые недооцениваются украинскими оптимизаторами в полной мере. Пингвин это ссылочное ограничение, близкое по смыслу к фильтрам за переспам, которые уже давно «помогают» оптимизаторам в Google.com. Параллельно с Пингвином Google обновил Панду. Этот зверь с момента своего запуска довольно слабо задевал украинский рынок, но начиная с апреля его обновления уже довольно ощутимы. Это связано с рядом улучшений в понимании Google славянских языков. Пингвин, Панда… На этом все не закончилось.

Моя компания активно работает с западным рынком (клиенты из США, Британии, Австралии, Канады) и о специфике Google.com мы знаем не понаслышке. До апреля 2012 многие фильтры Google, живущие в умах отечественных оптимизаторов были лишь отголосками переведенных с английского статей, теперь ситуация изменилась. Ссылочные фильтры за анкорный и ссылочный переспам поселились в Украине. Финальным апрельским ударом стала массовая рассылка «писем счастья» о неестественном ссылочном окружении, которые активно приходили на западе, но в Украине были редкостью.

 

Виктор Карпенко (SeoProfy): Примерно 10-11% проектов пострадало при введении алгоритма. Практически все остальные проекты стабильны. Некоторые пошли в плюс, но их немного.

 

Денис Арисмятов (Seo-Studio): Ощутили! Безусловно, есть и рост и падение, но если брать общую картину, то потери составили примерно 20%.

 

Александр Кулик (Prime ADV): Так или иначе, в тот период около 30% всех проектов ощутили колебания. Примерно половина из них ушла в плюс, половина в минус. Далее большая часть тех, кто ушел в плюс, все-таки позиции потеряли. Суммарно 20-25% проектов в период с 26.04 ушли в минус.

 

Олег Саламаха (Netpeak): По приблизительным подсчетам порядка 10-15% проектов пострадали от нового алгоритма. Четкую цифру назвать сложно, так как данные меняются: одни сайты возвращаются, другие попадают под фильтр.

 

Елена Гунина (Promodo): Все наши проекты условно можно поделить на те, позиции которых просели полностью, позиции которых просели частично, и позиции которых не изменились. Плановый рост был по проектам, которые алгоритм не затронул. Аномального роста не было.

 

— Были замечены зависимости между просевшими проектами и не просевшими? Качество, объемы, разнообразие источников ссылочного, анкор-лист и другое.

 

Олег Гаврилюк (Aweb): Сильнее всех просели молодые проекты с агрессивной динамикой покупки ссылок по прямым вхождениям ключей в анкорах. Проекты с большой ссылочной историей, широкими списками запросов и различными источниками ссылок пострадали меньше всего.

 

Антон Воронюк (Web Promo): Не было четких закономерностей. Просевшие проекты имели совершенно разные ссылочные профайлы. Мы провели ряд экспериментов, рассмотрели с десяток гипотез, которые, кроме понимания логики действия пенальти, ничего не дали.

В мае общался с Джиллиан Мьюсиг (SEOMoz). На вопрос почему у них опубликовано так много догадок, но отсутствует аналитика и статистические выжимки, Джиллиан призналась, что не одна из гипотез не накладывалась более чем на 30% выборки.

 

Виктор Карпенко (SeoProfy): В начале — вообще с точки зрения логики ничего не было понятно. Есть сайты, которые только со снятием и разбавкой вернулись обратно в топ.

 

Денис Арисмятов (Seo-Studio): Меньше всего пострадали старые весомые интернет-магазины, которые продвигались масштабно: большие бюджеты, обширное семантическое ядро, задействованы разные группы слов (ВЧ, СЧ, НЧ). Отлично себя чувствуют брендовые сайты, сайты компаний, которые представлены не только в интернете, но и в офлайне.

Ссылки ссылками, но общая цитируемость и узнаваемость в интернете играет далеко не последнюю роль.

Есть и совершенно непонятные случаи, когда очень авторитетные всем известные сайты, которые ведут активную жизнь в социальных сетях, с большой цитируемостью, попали под фильтр. При том, что покупных ссылок на сайт было проставлено немного, на страницы сайта стоит гораздо больше естественных ссылок.

За период с апреля месяца больше всего пострадали сайты, с которыми и до Пингвина были проблемы: много не уникального текста, проблемы с дублями внутри сайта, морально устаревшие сайты с ужасным юзабилити и медленной скоростью загрузки страниц.

 

Александр Кулик (Prime ADV): Да, по нашим наблюдениям проекты, которые продвигались более качественными ссылками (без бирж, только статейные) либо ничего не потеряли, либо потеряли незначительно. Хотя, тут тоже были исключения.

Относительно разнообразия ссылочного — т.к. потеряли позиции и некоторые трафиковые проекты, то, как минимум, сразу же после Пингвина зависимость от разнообразия анкор-листа и источников ссылок не была заметна. Сейчас уже стало заметно, что проекты с изначально более разбавленным анкор-листом и разнообразием источников чувствуют себя лучше тех (и вернулись на лучшие позиции если изначально было падение), где разбавлять начали после того, как клюнула птица.

 

Олег Саламаха (Netpeak): Мы проводим исследования, но четких зависимостей пока не наблюдаем. Скорее всего, их будет сложно найти. По моему мнению, вся проблема в том, что все пытаются найти лишь один параметр. Изменился алгоритм антиспама, и я более чем уверен, что изменился далеко не один фактор.

 

Елена Гунина (Promodo): Мы заметили, что любые ошибки и замечания в Google Webmasters Tools и скорость загрузки страниц очень негативно сказываются на позициях. В остальном были проекты с очень похожей стратегией продвижения, один из которых просел, а второй — нет.

 

— Что изменилось у вас в работе после появления Пингвина?

 

Олег Гаврилюк (Aweb): Новый алгоритм «заставил» перестроить схемы формирования анкор-листов (уделить больше внимания безанкорным ссылкам), ужесточить критерии отбора ссылок (больше внимания тематическим ссылкам и заспамленности площадок), изменить динамику закупки ссылок, детальней прорабатывать аспекты внутренней оптимизации проектов.

 

Антон Воронюк (Web Promo): Запустили ежемесячные клиентские семинары, усилили аккаунтинг, стараемся больше общаться с клиентами по технической составляющей работы и больше посвящать их в процесс и специфику. Технологически — ужесточили отбор ссылочных доноров.

 

Виктор Карпенко (SeoProfy): Особо ничего, как работали так и работаем. Только пришлось больше думать и экспериментировать, что бы вернуть просевших клиентов обратно.

 

Денис Арисмятов (Seo-Studio): Многое изменилось. Мы более трепетно относимся к сайтам, которые берем в работу, тщательно анализируем каждый перед подписанием договора. С многими клиентами у нас индивидуальные нестандартные договоренности по работе с их проектами. Мы стали более откровенными.

Клиент в нашей админке (к которой у него есть доступ), может видеть историю продвижения, что делается с проектам для улучшения ранжирования в поисковых системах. Каждый оптимизатор заносит в заметки по проекту все, что касается процесса продвижения, если считает это нужным.

Иногда мы можем открывать и показывать клиенту аккаунты на биржах, где покупаются ссылки, что ранее было табу. Конечно же, мы в корне поменяли стратегию закупки ссылок, мы и ранее тщательно отбирали каждую, теперь делаем это с двойным упорством, по большим критериям качества. Многие подходы к внутренней оптимизации также изменены.

 

Александр Кулик (Prime ADV): Вообще отказались от гарантий на позиции (ранее давали до 70%), больше внимания стали уделять контенту и качеству ссылок.

 

Олег Саламаха (Netpeak): Мы стали еще больше времени и средств уделять аналитике. Совершенствуем собственные сервисы.

 

Елена Гунина (Promodo): Стали более осторожными и внимательными в некоторых вопросах; в целом, принципы работы остались те же.

 

 

— Если можно, дайте пару примеров успешного и не успешного вывода сайта после фильтра (без урла и КС). Что делали? Что дало эффект, а что нет?

 

Олег Гаврилюк (Aweb): Эффект приносило перестраивание анкор-листа под безанкорные ссылки и отсеивание некачественных ссылок. Все изменения не приводили к полному восстановлению трафика до того уровня, который был до внедрения алгоритма. 301-й редирект без переработки анкор-листа и внутренней оптимизации (контента) приносил кратковременный результат.

 

Антон Воронюк (Web Promo): Гипотез было штук 10. Кроме 301-й переадресации на новый домен, результата ни одна не дала. Как показали пятничные обновления, и 301 редирект не помогает.

 

Виктор Карпенко (SeoProfy): Вот более-менее детальный обзор успешного вывода. Правда, сайт продвигается не под Украину, а под США.

 

Денис Арисмятов (Seo-Studio): В основном, весь процесс при выводе сайта из-под фильтра сводится к работе со ссылками (при условии, что с внутренней оптимизацией все в порядке). Модерация старых и неэффективных, покупка новых по новому алгоритму, плавное замещение ссылочной массы на более качественную дает свой результат, но делать это нужно аккуратно.

У нас есть как положительные, так и не очень результаты вывода сайтов из-под фильтров таким методом. По многим сайтам мы видели медленный, но стабильный рост позиций, который мог обрываться при очередном обновлении алгоритма Google, и тогда приходилось искать новые решения для быстрого восстановления былой картины. Но однозначно могу сказать — покупные ссылки с хороших площадок по-прежнему отлично работают, если подходить к покупки с умом.

Буквально до пятницы прошлой недели (10.08.12) одним из отличных рабочих методов по борьбе с фильтрами Google был метод замены доменного имени с простановкой 301 редиректа на новое доменное имя. 10.08.12 многие восстановленные таким методом проекты снова потеряли ТОПовые результаты. Это заметили многие крупные компании, у которых в работе большое количество проектов и большая выборка для анализа.

 

Александр Кулик (Prime ADV): На первом этапе хорошо помогал 301 редирект (буквально до прошлой недели, когда часть проектов, вытянутых через 301-й опять просела). Разбавление анкор-листа давало плюс, но по большинству позиций вернуть прежние позиции так и не удалось. Чистка старых «сомнительных» по качеству ссылок и замена их на более качественные тоже давало плюс.

 

Олег Саламаха (Netpeak): Было несколько успешных примеров, которые сработали благодаря 301-му редиректу. Но последний апдейт обрушил все проекты, которые вернулись благодаря этому ноу-хау. Самый надежный способ — работа по улучшению сайта во всех проявления.

 

Елена Гунина (Promodo): Универсального рецепта у нас нет, с каждым проектом нужен индивидуальный подход. Одни и те же методы не срабатывают. Must have для всех проектов у нас такой: исправление всех замечаний в Google Webmasters Tools и уникальный качественный контент.

 

— Проводили ли вы эксперименты влияния сильно разбавленного анкор-листа, о котором пишут все западные сео-шники?

 

Олег Гаврилюк (Aweb): Эксперименты проводили, но из-за невозможности «изолировать» факторы и документы однозначных, точных и конкретных выводов не получили.

 

Антон Воронюк (Web Promo): Проводили. Брендовая, по урлу, и так далее.

 

Виктор Карпенко (SeoProfy): Мы постоянно экспериментируем, и большая часть клиентов в продвижении у нас США :). По эксперименту: было так что если один безанкорный анкор-лист, то сайт в топ особо не лезет, а если делать это 50 на 50 (50% прямое вхождение ключа и 50% безанкорной ссылки), то более-менее работает.

 

Денис Арисмятов (Seo-Studio): Конечно, проводили, мы постоянно проводим множество экспериментов. На сайтах, которые попали под фильтр, увеличение количества ссылок с разбавленным анкором (или замена анкоров на уже купленных ссылках) не давало позитивного результата.

И вообще, если тщательно проанализировать ТОП выдачу по самым разным коммерческим запросам, вы увидите, что большинство находятся в ТОПе с покупными ссылками, у которых в анкорах только точные вхождения продвигаемых ключевых слов. Важно не то, сколько покупных ссылок с разбавленным анкором, а сколько из этих ссылок являются «естественными».

 

Александр Кулик (Prime ADV): У нас и до Пингвина были проекты с сильно разбавленным анкор-листом (несколько тысяч анкоров, на разные страницы). По нашим наблюдениям, такие проекты пострадали намного меньше. Отдельного эксперимента по разбавлению не проводили.

 

Олег Саламаха (Netpeak): Специальных экспериментов не проводили, но действительно разбавка анкор-листа — один из путей выхода из-под фильтра.

 

Елена Гунина (Promodo): Эксперименты проводили, но революционных результатов мы не увидели. На мой взгляд, этот вопрос чересчур раздули блогеры-манимейкеры ). Да, разбавление нужно и важно, но это лишь один из множества факторов. И так всегда было. Сейчас стало немного жестче, поэтому мы уменьшили процент точных вхождений в анкор-листе.

— Вы беретесь дать гарантию вывода сайта из под Пингвина? Если да — на каких условиях?

 

Олег Гаврилюк (Aweb): Не беремся гарантировать.


Антон Воронюк (Web Promo): Начиная с апреля, к нам пришел ряд клиентов, жалующихся на Пингвина. Мы брали их на продвижение по нашей стандартной схеме сотрудничества — в большинстве случаев у них были проблемы, не имеющие никакого отношения к Пингвину. Я о них говорил в первом вопросе. Через месяц сайты уже давали стабильную положительную динамику.Было два проекта, где в течении месяца сдвигов не было и мы предложили им 301-й редирект. Один сайт вернулся полностью, один частично.

Виктор Карпенко (SeoProfy): Не беремся такого делать. Непонятно как изменится алгоритм дальше. Приведу пример: когда только вступил в действие Пингвин, то на некоторых проектах, которые пострадали, мы сделали 301-ый редирект. Все очень оперативно вернулось в топ 1-3 по нужным словам. Клиент доволен, а буквально пару дней назад все ушло в −100 в паре проектов.

Денис Арисмятов (Seo-Studio): Да, мы беремся за такие задачи. Гарантии? — По-разному! Все зависит от степени «запущенности» сайта. Но в основном, в таких случаях, мы гарантируем 50% возврата от заплаченной суммы, в случае отсутствия результата.

Александр Кулик (Prime ADV): Нет )

Олег Саламаха (Netpeak): Мы взяли несколько проектов, которые находились под фильтром, но гарантий на вывод не предоставляем. Давать сейчас гарантии на вывод из-под фильтра очень опасно, так как выдача и алгоритм меняются очень часто.

Елена Гунина (Promodo): — Процитирую Александра Колба: «Гарантии при поисковом продвижении давать не совсем верно, так как это противоречит логике работы поисковых систем. В доказательство тому — лицензия Yandex (http://company.yandex.ru/legal/termsofuse):

«Ни по каким ключевым словам Яндекс не манипулирует позициями сайтов (страниц), никогда и никому их не продает и не гарантирует их неизменность».

Обращаемся в справку Google (http://www.google.com/support/webmasters/bin/answer.py?hl=ru&answer=35291): «Никто не может гарантировать первое место в результатах поиска Google. Остерегайтесь поисковых оптимизаторов, обещающих высокие рейтинги на основании „особых отношений“ „с Google и рекламирующих „приоритетную регистрацию“ в Google“.

Мы предпочитаем открыто работать с клиентом. SEO — услуга с рисками, которые следует разделять обеим сторонам».

— Как Вы оцениваете влияние фильтра на украинский рынок? Чего стоит ожидать в будущем при следующих апдейтах алгоритма?


Олег Гаврилюк (Aweb): Влияние нового алгоритма на украинский рынок велико, изменения значительно превышают среднестатистические 3%, заявленные Гуглом. Внедрение алгоритма привело к удорожанию продвижения, так как в Украине процветал примитивный агрессивный подход к закупке ссылок.

Отсутствие возможности прогнозировать результат привело к уходу от гарантий и необходимости комплексно прорабатывать все проекты. В будущем хочется ожидать «калибровки» алгоритмов под «конверсионность» ресурсов и специфику Украины.


Антон Воронюк (Web Promo): В теории поисковая оптимизация — это просто: ссылки и контент. Google будет ужесточать требования по этим группам критериев. Не стоит забывать, что за последних несколько лет у Google появились еще 3 группы факторов, которые только в зачаточном состоянии: брендовая, социальная и поведенческая.

Виктор Карпенко (SeoProfy): Стоит не ожидать, а работать над сайтами дальше. Делать акцент на трафик, брать не 10-50 слов, а 500-1000, работать над конверсией. Пока в уанете меньше трясло чем англоязычном сегменте, но все равно достаточно заметно. Ожидать стоит того, что все будет сложнее и сложнее, а трафика с органической выдачи — меньше и меньше.

Денис Арисмятов (Seo-Studio): Процесс продвижения сайтов в ТОП поисковой выдачи очень усложнился. Уже сложно давать те гарантии, которые давались раньше. Те, кто заглянул немножко в будущее и смог объяснить клиенту — SEO изменилось — останутся на плаву.

Алгоритм Google будет эволюционировать, многие потерявшие позиции сайты вернутся обратно в ТОПы, а многие, занимающие их сегодня, потеряют. Однозначно можно сказать — как раньше не будет. Многих обычных пользователей поиска результаты Google сегодня не устраивают, они переходят на поиск Яндекса, Google должен над этим поработать.


Александр Кулик (Prime ADV): Двояко. Явно отрицательные моменты — отсутствие стабильности, прогнозируемости и зачастую нерелевантная выдача. Из положительных — наконец-то еще больше компаний осознало невозможность гарантировать позиции и необходимость работать с сайтом комплексно.По будущим обновлениям хочется надеяться, что устранят явные огрехи (нерелевантную выдачу, большое количество российских сайтов в Google.com.ua).

Олег Саламаха (Netpeak): Несомненно, будут еще обновления антиспам алгоритмов. Надеюсь, в лучшую для всех сторону. В ближайшее время также стоит ждать Google Venice в Украине. Это будет еще один удар по SEO-рынку.

Елена Гунина (Promodo): Все — как в дикой природе: выживают сильные и гибкие, а молодые неокрепшие и большие неповоротливые умирают. Это не первая и не последняя смена алгоритма, поэтому нужно приспосабливаться и развиваться дальше. И, как это ни смешно звучит, делать сайты «для людей«.Такие факторы, как качественный контент, удобная структура и быстрая скорость загрузки, всегда будут актуальны.

— Как вы в целом относитесь к алгоритму, к попыткам Гугла «сделать интернет чище»?


Олег Гаврилюк (Aweb): К идее отношусь положительно. Но ее реализация привела к неэффективной выдаче, когда по транзакционным запросам ранжируются информационные страницы с других регионов, или дублируются вхождения одного ресурса. По большому ряду запросов появились ресурсы, которые уступают выпавшим по качеству контента и реализации.

Антон Воронюк (Web Promo): Мы выполняем одну работу, просто периодически расходимся в понятиях :) Для WebPromo понятие SEO неотъемлемо с улучшением сайта с точки зрения пользователей, а именно о их удобстве в первую очередь беспокоится «корпорация добра»

Виктор Карпенко (SeoProfy): Никак не отношусь. Алгоритм очень кривой. Порой в топе ряд гавносайтов, совершенно некачественных, а те нормальные, которые были в топе и действительно помогали пользователю, ушли в никуда. Возможно, Google облегчит все, но это вряд ли. Его задача побольше зарабатывать на контексте

Денис Арисмятов (Seo-Studio): Это правильно! Многие современные оптимизаторы обнаглели! По конкурентным коммерческим тематикам в выдаче множество сайтов очень сомнительного качества (ГС), занимающие ТОПы только благодаря большой ссылочной массе, купленной на биржах ссылок.

Над качеством самих сайтов зачастую никто не задумывается. Прописали Title, H1, втулили текст в футер, накупили ссылок и дело сделано…

У украинского SEO большое будущее, и нам нужно эволюционировать под это будущее!


Александр Кулик (Prime ADV): К попыткам — положительно. А вот результат пока далеко не самый лучший. Это не мнение «Наши проекты что-то потеряли, значит, Google плохой». Когда выдача по коммерческим запросам на 2 страницы состоит из одного сайта, или когда по вполне коммерческому запросу 5 строчек из 10 у Википедии на разных языках.Или когда большая часть сайтов в выдаче не имеют к Украине никакого отношения — это все-таки неправильно.

Олег Саламаха (Netpeak): У меня двоякое отношение к этому алгоритмму. С одной стороны, алгоритм действительно направлен на «очистку» интернета от спама. С другой стороны, в том виде, в котором он сейчас существует — он не работоспособен.

Елена Гунина (Promodo): Это вечный бой оптимизаторов и поисковых систем, поэтому отношусь к нему, как к неизбежному.

 

Комментарий


Сергей Кокшаров (Devaka): Проектов на продвижении у меня буквально несколько штук, среди которых нет сайтов под украинский Google.

Однако, общаясь с коллегами, анализируя сайты, попавшие на аудит, а также в ходе эксперимента (описанного раннее в блоге), можно сделать выводы, что Пингвин коснулся украинских (в плане региона) сайтов достаточно сильно. Только в редких небольших компаниях можно услышать, что среди их десятка продвигаемых ресурсов пострадал лишь один.

И то, именно тот самый, который оптимизаторам давно не нравился, так как заказчик не дает доступ на правку текстов и ограничивает другую работу по улучшению сайта. В остальных компаниях, как правило, около 20% проектов почувствовали проседание.

Если говорить о зависимостях между двумя группами сайтов (просевшими и непросевшими), то она, безусловно, наблюдается в большинстве случаев. Для просевших мы видим:

— Основной источник трафика это поисковые системы;
— Минимум или отсутствие брендового трафика;
— Минимум или отсутствие имени бренда (в том числе и адреса сайта) в обратных ссылках;
— Наличие шаблонных страниц (шаблонные мета-описания или контент);
— Множество дублей из-за шаблонности или поддоменной структуры (рассчитанной на Яндекс);
— Обилие контекстной рекламы на сайте (в сочетании с первым и вторым пунктом);
— Платные исходящие ссылки (чаще нетематические);
— Доминирующее положение прямого вхождения ключа в анкор-лист;
— Наличие ссылок на собственные низкокачественные сателлиты (и обратные с них).

После появления этого фильтра подход к продвижению многих seo-студий меняется, тем более, что Яндекс, по всей видимости, сейчас тоже готовит оптимизаторам что-то интересное… Все-таки seo это не столько поиск обходных путей повышения индексации и релевантности сайта, сколько комплексное его улучшение.

Можно сказать, что у поисковых систем есть «дырки», которые можно было использовать, не улучшая сам сайт, эти «дырки» потихоньку закрывают, мотивируя брать на продвижение лишь качественные ресурсы, работать с понимающими заказчиками, искать идеи улучшения сайта и его пиара без использования арендованных ссылок или используя их по-минимуму. Возможно, и стоимость услуг при этом будет расти.

Что касается вывода сайтов из-под Пингвина: до недавнего времени хорошо работал 301-ый редирект. Очередная «дырка», которую все начали использовать :) Сейчас она в большинстве случаев неактуальна. Улучшение сайтов после их попадания под фильтр пока не дают результатов (по крайней мере кейсов в сети единицы), возможно, требуется время для амнистии.

Если ещё в прошлом году оптимизаторы спорили на конференциях, можно ли давать гарантии в seo, то в конце этого года ни у кого сомнений не будет — в текущих условиях в seo нет гарантий.